Меню
12+

Газета «Победа»

20.03.2013 14:20 Среда
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Переселение

В Сяин удэгейцы переехали в 1938 году из Метахезы. Первая причина переезда: быть поближе к райцентру — с. Пожарское. Дома сплавляли по реке летом 1938 года, соорудив из разобранных домов плоты. Тогда же почти полностью переправили, оставались только два-три дома жильцов, учительский домик и школа. Школу забрали в 1939 году, а учительский домик оставили. Там моя семья поселилась на зиму, так как у нас своего дома не было, и жили мы в китайской фанзе, хозяина которой выселили в 1937 году.

В Сяине же все сплавленные дома были собраны, построены новая школа, клуб, магазин, сельский совет. А из здания школы, которое было перевезено из Метахезы, соорудили медпункт, помещение для почты и линии связи. Наша семья переехала в Сяин летом 1940 года. В Сяине образовался колхоз, сеяли кукурузу, сою, картофель и разные другие овощные культуры. Их обрабатывали как взрослые, так дети, которые помогали родителям. В хозяйстве было немало лошадей, которых использовали как тяговую силу: пахали, возили, дос-тавляли грузы в магазин.
Население в основном состояло из удэгейцев и русских, представителей других национальностей не было, за исключением метисов, рожденных от русских и китайцев. Говорили как на русском языке (обучение в начальной школе), так и на удэгейском (в семьях). Детей учила одна русская учительница Антонина Михайловна Булыгина. Потом приехала наша землячка, ороч по национальности, Надежда Афанасьевна Симанчук. После отъезда А. Булыгиной она обучала детей одна в две смены. В 1945 году приехал учительствовать Соза Семенович Дункай, нанаец из Нижнего Перевала, потерявший ногу в начале войны. Неполной средней школа стала в 1950 году, тогда и прибавилось несколько учителей. Первым директором был Б.К. Шибнев. Дальнейшая история школы — это тема отдельного разговора.
После окончания войны люди объединились в охотничью артель, которую чуть позже возглавил Иван Константинович Мунов, ранее руководивший колхозом «Красный нанаец» в Нижнем Перевале. Фронтовики, пришедшие с войны, заговорили о переселении на новое место, так как Сяин затопляло каждое лето. Большинство склонялось к переселению в нынешнее с. Красный Яр, правда, это было урочище, что вовсе не пугало удэгейцев, ведь в крови у них преобладала склонность к кочевью. (Урочище – возвышенное лесное место, окруженное болотами. Прим. автора). Тогдашние руководители с. Сяин Михаил Тайхеевич Канчуга, председатель с/совета, и Иван Константинович Мунов, недавно избранный председателем артели «Охотник», планировали перевезти село в глубь тайги, на склон пологой сопки, что в 1,5 км от Сяина, по так называемой «царской дороге», таким образом настолько же отдалить удэгейцев от русла реки Бикин. Естественно, ни один удэгеец не согласился так далеко жить. Да к тому же во время наводнения на пути к реке два топких болота заполнялись водой, тем самым отрезая путь к желаемой реке.
На помощь в 1957 году пришли Иван Архипович Вельский, начальник управления охотхозяйства по Приморскому краю, занимавшийся лично заселением американских норок и баргузинских соболей, и вновь избранный председатель с/совета Николай Чулаевич Суляндзига. Прислушавшись к жителям сёл Олон и Сяин, они подготовили документы на переселение с. Сяин в урочище Красный Яр. В Президиум ВС РСФСР и Совет министров РСФСР И.А. Вельский неоднократно обращался, лично выезжая в Москву, пока не выбил документацию и средства на переселение.
Тогда крайком КПСС поручил коммунистам И.К. Мунову и М.Т. Канчуга возглавить строительство села в урочище Красный Яр. Стройка началась в марте 1958 года. Строили не только наши сельчане, но и русские строители из разных мест. Так и состоялось переселение удэгейцев и нанайцев, а заодно и живших с ними русских в новое село Красный Яр. Подробно об этом я написал в своей четвертой книге.
Коротко о названии села. Я помню экспедицию в 1944 году, когда учился во втором классе. Мой старший брат Петя перед уходом в армию летом работал в этой экспедиции, занимавшейся составлением карты реки Бикин. Петя однажды приносил самодельную карту домой, там-то я и увидел множество названий, и почему-то запомнились названия под кодом «ур». Конечно, мне было неизвестно, что это означало, лишь позже я узнал, что так обозначается урочище. Таких «ур» на карте было много, я их все не называю, а лишь те, которые запомнил: «ур. Песчаный Яр», «ур. Крутой Яр», «ур. Веселый Яр», «ур. Красный Яр», «ур. Желтый Яр», «ур. Черный Яр», «ур. Ласточкин Яр» и другие. Поэтому, как назвать село, не было вопросов.
Конечно, сейчас ни один удэгеец не пожелает куда-либо перекочевать: накрепко зацепились за свое нынешнее село, которое за 55 лет стало гораздо лучше, чем было в самом начале. Леонид Александрович Ульянов как-то рассказал мне о спрятанных сокровищах нашего рода Канчуга. Он долгое время жил в нашей семье, потому научился удэгейскому языку и владел им в совершенстве. Он всегда говорил о себе: «Я тоже Канчуга».

А. КАНЧУГА, с. Красный Яр.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

27