Меню
12+

Газета «Победа»

24.07.2013 16:58 Среда
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Вслед за солнцем

(Окончание. Начало в № 22)

Медведь на проводах
В начале 70-х годов возле Лучегорска бродили табуны диких коз. Было очень много зайцев, фазанов, тетеревов, перелетавших табунами по 50 штук. Разнообразный животный мир был украшением окружных лесов. На проводах русской зимы через гущу толпы под песни и пляски пробежала коза. Рассказывали, что в сторону Дальнереченска на высоковольтную опору залез медведь, замкнув провода.
В магазине, который находился в пристройке шестого дома второго микрорайона, был большой выбор дикого мяса – медведя, кабана, изюб-ря и т.д. Да и столовые всегда были хорошо снабжены. Забота о людях проявлялась всюду. Осенью 1971 года по громкой связи объявили: завезли картофель, продается с вагона, захватишь мешки, а машины доставят полные кули уже к подъезду.
В сезон больших дождей река Бикин разлилась так, что до Лучегорска за продуктами добирались на катере. Отдельно о комарах и гнусе. Эти насекомые всячески портили нашу жизнь. Но чтобы описать их количество, приведу пример. На источнике Ласточка сделали павильон из стеклоблоков, установили краны: наливай воду, устраивайся в беседке поудобней и отдыхай. Наблюдал, как однажды в одном из углов этого павильона появился клуб комаров высотой метр двадцать, который люди пробовали давить ногами. Образовалась серая масса в виде фарша толщиной 10-15 см. Через час снова сформировался клуб.
В Лучегорске летом ходили в основном в резиновой обуви по деревянным настилам или трапам, ведь кругом была грязь. Это сейчас вокруг асфальт и бетон. Молодежь не задумывается, сколько сил, материалов, грунта потребовалось, чтобы появилась «устойчивая почва». К примеру, дорогу по ул. Виниченко пришлось отсыпать несколько раз. Ее отсыпали, уложили арматуру, забетонировали. Но она не выдержала техники и просела. Пришлось укладывать рельсы «Р 50» и снова бетонировать. Дорога стоит до сих пор.
Началось строительство плотины № 2, старая дорога осталась внизу под теплотрассой. Предстояло подготовить дно водохранилища к затоплению. Нужно было убрать деревья на площади около 1000 га. Работа, что и говорить, объемная. На помощь из Бикина прибыло два танка, которые ломали деревья. Сломанные деревья осталось убрать. На помощь снова пришли солдаты с огнемётами. В куче собранные деревья горели хорошо, а вот одиночные создавали трудности.
За лето 1973 года закончили намыв песком плотины № 1. Мокрый откос выровняли, покрыли специальной бумагой, уложили арматуру и забетонировали. Промыли новое русло р. Контровод — от р. Бикин до плотины № 1. Намыли гору песка для строительства Приморской ГРЭС, которого хватило на пять лет. Закончили постройку шлюза спуска воды с пруда-охладителя, а также установили насосы для подачи воды из реки Бикин. Началось его заполнение водой.

Здесь будет Приморская ГРЭС
В сентябре 1973 года я перешел работать в дирекцию Приморской ГРЭС мастером кранового хозяйства в РМЦ, начальником которого был Владимир Дмитриевич Дунев. Должность замес-тителя занимал А.А. Здоренко. РМЦ располагался в вагончике возле отдела оборудования. Хочу отметить, что необходимое оборудование шло на электростанцию сплошным потоком. В основном оно сразу поступало в монтаж. Кран работал без остановок. Одной из этих громоздких машин управляла крановщица Вера Васильевна Лиференко (Титяева). Мастерица своего дела, она работала с ювелирной точностью. Никакой качки, считанные секунды — и кран уже едет за другим грузом.
На электростанции устанавливались щиты, монтировалась береговая насосная и т.д. Всюду велись сварочные работы. В здании химического цеха монтировались баки химочистки воды. В ремонтных мастерских сделали столовую. Производилась отделка административного здания. В помощь строителям привлекался персонал администрации Приморской ГРЭС.
Ко мне обратились монтажники с вопросом, как монтировать кран на береговой насосной. Согласно проекту я дал пояснения. Пришло время краном открывать шандору (листы металла, перекрывающие воду) и пускать воду к циркнасосам. Шандора вышла на две трети своей высоты и уперлась в кабину крана, смонтированного по ряду «А». Крановщика могло просто раздавить на его рабочем месте. Через систему блоков удалось все-таки вытащить шандору. Позже оказалось, что в проекте допущена ошибка, и срочно надо было переносить кабину на ряд «Б», менять место посадочной площадки. Эти работы мы выполнили своими силами.
Были проблемы с краном котельного цеха, у которого была лишь площадка. Нужна кабина, а к ней стекла из триплекса или сталинита. Мы нашли в совхозе списанный комбайн, сняли с него стекла и по ним сделали рамы для кабины. Пришлось впоследствии заменить еще кое-что, но работа пошла своим чередом.
На всех участках Приморской ГРЭС возникали свои проблемы. Труднее всего пришлось котельному цеху, где заменили сухую очистку дыма на мок-рую, зачем-то заставив сжечь леса в котле, а потом снова восстанавливать. Топливо-трансформаторный цех не был готов к приему угля. Химический цех также не мог подать очищенную воду в котел. Но ведь было обещание, что Приморская ГРЭС будет запущена в 1973 году. Разрешались 15 дней отсрочки, т.е. 15 января 1974 года входило в зачет пуска. Однако для этого температуру в турбинном цехе надо было поднять до плюсовой. Срочно монтируются временные торцы турбинного и котельного цехов. Выходит распоряжение — убрать все монтажное оборудование с нулевой отметки. То, что не успели увезти, было завалено грунтом. В скруберном отделении оконные проемы закрыли листами пено-пласта. По цеху установили калориферы, мангалы, в бочках горели дрова. В помещении стоял сизый дымок от гари. Температура постепенно поднималась до плюса.

Январские киловатты
Приближался 1974 год. Самой яркой от огней была новогодняя ночь. Десятки сварщиков, монтажников варили, резали металл на ОРУ 110. Расплавленный металл брызгами разлетался по всей территории. Ни о каком пуске электростанции и речи не могло быть. Люди работали, несмотря на праздники, выходные, мороз, ветер и ночное время суток. В канун Нового года также велись работы на главном корпусе и других объектах. Это был штурм. Человек должен был победить обстоятельства и во что бы то ни стало запустить электростанцию.
И вот настал торжественный день 15 января 1974 года. Факел зажечь было поручено бригадиру монтажников участка ДЭМ А. Рулько, но это надо уметь сделать. Начальник котельного цеха Вячеслав Борисович Бердников отправляет на помощь Воронкова. Вот так вдвоем и зажгли факел. Но котел еще не подготовили к пуску, не был налажен контроль уровня воды в барабане котла. За этим показателем Бердников поставил следить Максимкина, который по телефону давал команды на блочный щит. Но химцех не мог подать воду нужного качества. Начальник цеха Мария Федоровна Перепелицына пробовала объяснить, что поверхность нагрева котла покроется накипью, и устройство будет невозможно эксплуатировать. Всё это она изложила в докладной главному инженеру А.С. Березюку. И все-таки ее заставили подать воду в котел.
При пуске на вахте главного щита был Г.Ю. Кочержинский. На блочном щите — В. Крохин. Включил в сеть Приморскую ГРЭС заместитель начальника электроцеха по эксплуатации Сапронов. Всё это было чуть позже – уже 17 января 1974 года. А 15 января мне было поручено охранять восьмую отметку возле турбины и генератора. Дали шесть человек, одели повязки, проинструктировали. Приступив к дежурству, я расставил людей. На улице проходил митинг, потом поступила команда включить первый энергоблок в сеть. Транспарант на улице зажег электрик с восьмой отметки турбинного цеха. Затем послышались хлопки и взрывы — это для эффекта солдаты кидали взрывпакеты в замерзший теплый канал. Затем со стороны главного щита стали заходить высокие, парадно одетые люди. Я находился возле марша лестницы с нулевой отметки на восьмую к турбине. По лестнице поднялся среднего роста мужчина, поздоровался со мной за руку, поздравил с пуском и ушел на блочный щит. Затем по маршу стали подниматься другие люди. Ко мне подошел П.Ф. Старков, ДИС, сообщивший, что со мной поздоровался замминистра. С ним высокопоставленное лицо тоже обменялось рукопожатиями, поэтому он добавил шутя, что теперь не будет снимать перчатку и мыть руку. Может, это совпадение, но Старков потом пошел на повышение и стал старшим ДИС. Затем по маршу поднялись дети. Обходя турбину и генератор, один подросток спросил меня, почему генератор так тихо вращается. Я ему ответил, что он набирает обороты.
На улице уже смеркалось. Показательный пуск первого энергоблока закончился. А транспарант, кстати говоря, светился от электричества Артемовской электростанции. Понадобилось еще двое суток, чтобы выдать первые киловатты. И 17 января мы поздравляли друг друга. Нас отправили домой. Я поднялся на кран котельного цеха, отпустил крановщика. Сам подошел к водоизмерительным стеклам на барабане котла. Через толстый слой слюды вода светилась бледно-розовым цветом. Затем спустился в турбинный цех и подошел к генератору. Он ровно работал. Мне подумалось: для того, чтобы заставить ротор вращаться, была перевернута масса земли, смонтированы тысячи тонн бетона, металла. Полстраны помогало оборудованием, специалистами. И как конечный результат — 37-тонный ротор вращается и спокойно несет нагрузку. Ура-ура!
Затем я пошел домой. В ванне у меня жили шесть сазанов. Я взял их и вместе с сыном и дочерью мы пошли на теплый канал. Лед растаял метров на 20 ниже моста. Вода в канале была чистая, дно виднелось на большой глубине. Мы выпустили сазанов в свою стихию, и вскоре они исчезли из вида.
Газета «Победа» тогда напечатала статью о пуске первого энергоблока. Корреспондент написал: «И ток медленно пошел по проводам». Понимаю, что он был поставлен в неловкое положение. Напиши правду, попадет сверху. Как никак, произошло политическое событие. Что ж, умный поймет, а если нет, то хоть пусть посмеется. Котел начали форсивно достраивать, доводить до ума то, что не успели. Вагоноопрокид не был готов, и уголь стали подавать думпкарами. И бульдозеры брали уголь от бортика.
Возникали большие неприятности. Сгорел тракт топливоподачи. Затем был пожар на емкостях с мазутом ММХ, на кране. В 70-х годах к уборке мусора на территории станции часто привлекался строительный персонал. Как-то раз женщины, убирая мусор, подожгли траву возле баков, и огонь попал за обваловку вокруг них. В результате вспыхнул утекший мазут. Пламя взметнулось на десятки метров вверх. Поблизости собрали все огнетушители, но ближе 20 метров к пламени невозможно было подойти. Огнетушители кое-как закидывали за бугор (хотя этого делать было нельзя). Многие огнетушители не срабатывали. Казалось, вот-вот повернет ветер на масломазутное хозяйство, и быть большой беде: от ММХ останутся искореженные рельсы и балки. В это время на большой скорости пришла пожарная машина. В считанные секунды раструб лежал за бровкой обваловки, и из него пошла пена. Пламя стало отступать, а затем совсем погасло. Черный столб дыма был отрезан от земли и улетел в сторону пасечного карьера.
Другое ЧП. Ночью меня подняли и привезли на станцию. Инженер по ТБ уже опросил крановщика, взял с него объяснительную. А мне предложил сходить на кран турбинного цеха. Мы с посадочной площадки по подкрановым путям попали в кабину. В ней все было черно, висели оплавленные провода. По просьбе инженера я снял с крючка огнетушитель, который легко поддался моим рукам. А в объяснительной, как оказалось, крановщик написал, что не смог этого сделать. Хотя мы инструктировали, что необходимо снять огнетушитель и приступить к тушению пожара. Не зря ведь придуманы противопожарные тренировки.

Неизвестные герои
На всех участках Приморской ГРЭС были свои трудности, но их стремились устранить в сжатые сроки. Бывает, сталкиваешься с несоответствием чертежей и действительности, злой идешь в Новосибирский НОТЭП ругаться. А там на стене висит портрет ребенка, который с улыбкой до ушей протягивает тебе большой гриб. И настроение сразу поднимается, уже и ругаться не хочется. В спокойной обстановке выяснишь несоответствие чертежей, исправишь ошибку. Девчата с улыбкой все объяснят, разжуют, и, глядишь, дела пошли в гору. Больше всех мне помогала разобраться в строительных чертежах инженер ПТО электростанции Любовь Васильевна Чеботкевич. Умница, все чертежные документы были для нее открытой картой. Она уверенно ходила по балкам, расположенным на большой высоте, подавая пример мне и монтажникам.
Работал в РМЦ старший мастер Владимир Михайлович Шулаев. Во всем он показывал пример. И на производстве, и на заготовке сена. На планерках он много раз поднимал вопрос о том, что при работе с хлором требуется противогаз. Если произойдет утечка газа, могут пострадать люди. Но его требование так и не было выполнено. И вот однажды на станции обезжелезивания утечка все же произошла. Для ликвидации ЧП Владимир Михайлович мог бы дождаться специалистов в противогазах. Но пока они приедут, пострадают больные и персонал в больнице, дети в школе. Те минуты стоили слишком дорого, поэтому Владимир Михайлович шагнул в загазованную зону и устранил неисправность. Итог был для него печален — онкология. Он пробовал поправить здоровье в верховьях реки Бикин на чистом воздухе, не помогло. После лечения немного поработал механиком, но болезнь взяла свое. Ушел из жизни замечательный человек. Во время Великой Отечественной войны Александр Матросов совершил подвиг, закрыв собой амбразуру. Ему поставили памятник, а Владимира Шулаева просто обвинили в нарушении инструкций. Никто не спросил, почему нет противогаза, кто в этом виноват. Сейчас на станции обезжелезивания нет хлора, и нам нечего бояться. Только лиственницы, посаженные Владимиром Михайловичем, напоминают нам о нем и украшают территорию.
Сейчас на Приморской ГРЭС не осталось людей, строивших и пускавших электростанцию. На смену пришло новое поколение, выросшее в замечательном поселке Лучегорск, когда-то возведенном с нуля. Приморская ГРЭС находится в надежных руках, и это радует ветеранов и первостроителей.

Р. ГУСЕВ, житель пгт Лучегорск.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

65