Меню
12+

Газета «Победа»

26.02.2014 15:21 Среда
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 7 от 21.02.2014 г.

В защиту русского языка

Сохранение русского языка – без малого, вопрос национальной безопасности России. Языковые потери приводят к духовной деградации, духовному обнищанию. Чтобы остановить этот процесс, надо бережно относиться к родному языку, сохранять его в чистоте, выработать новое отношение к культуре речи от уровня бытового общения до литературного. Важно не допускать «загрязнения» и «заражения» окружающей речевой среды: жаргонизации и вульгаризации, технизации речи в условиях научно-технической революции, а особенно — вторжения иноязычной лексики.

О последней напасти рассуждает в своей статье «Оскорбляет птичье наречие» журналист Александр Бобров («Советская Россия» 12 ноября 2013 г.). Отмечая, что нет ничего злободневнее сегодня, чем реальная битва за сбережение русского языка и отечественной литературы, он приводит слова Ивана Тургенева, который повторял: «Никогда не употребляйте иностранных слов. Русский язык так богат и гибок, что нам нечего брать у тех, кто беднее нас».
«Похоже, сегодня над Иваном Сергеевичем просто посмеялись бы, — пишет автор. — Вот отрывочек интервью главного редактора газеты «Культура» Елены Ямпольской с министром культуры Владимиром Мединским. Я читал и вздрагивал.
- На Ваш взгляд, система питчингов оправдывает себя?
- Интерес Бардина был в привлечении внимания общественности. Он устроил краудсорсинг.
Тут же идет совет «...не делать классический «байопик». О чем это? Что значит это птичье наречие? Да ничего особенного и требует легкого усилия извилин, чтобы найти для замены русский оборот». Далее у Александра Боброва читатель знакомится с «расшифровкой» приведенных в пример загадочных слов. Питчинг (от англ. pitch — выставлять на продажу) – это презентация кинопроекта с целью нахождения инвесторов. Но другое значение слова «pitch» — смола, то есть то, к чему можно прилипнуть. По-английски это звучит внятно и образно, а наши деятели культуры термина не нашли! Краудсорсинг (от англ. crowdsourcing, crowd — «толпа» и sourcing — «использование ресурсов») — передача некоторых производственных функций неопределенному кругу лиц, решение общественно значимых задач силами добровольцев, часто координирующих при этом свою деятельность с помощью информационных технологий... Наконец, байопик (от англ. biographical picture — биографическое кино) — кинобиография, особого рода историческая мелодрама, в той или иной степени основанная на жизнедеятельности какой-нибудь известной персоны. Недаром иногда произносят понятнее — «биопик» — мы сразу слышим «биография».
«Язык — это определяющий фактор национального самосознания, фундамент культуры любого народа, на котором поколение за поколением создают Русский дом, — продолжает А. Бобров. — Разрушьте фундамент, и рухнет дом, несмотря на все словеса об объединяющей идее. Понятно, почему многие уважающие себя страны имеют четкую государственную политику по защите национального языка. Особенно жестко она проводится во Франции. Там за последние полвека, кроме ряда специальных декретов, появились два закона об использовании французского языка. Первый, принятый в 1975 году, был вызван, как поясняли его авторы и сторонники, необходимостью защитить язык от разрушающего натиска англо-американской лексики в коммерческой, трудовой и рекламной сферах. Он запрещал, например, использовать какой-либо иностранный термин, если существовал его аналог на французском, а также предоставлял субсидии тем структурам, которые соб-людали положения закона, и лишал поддержки в случае нарушения. Соб-людение закона контролировалось весьма строго. Как писала пресса, однажды суд оштрафовал хозяина парижской закусочной на 3500 франков за то, что в меню были использованы англицизмы «гамбургер» и «софт дринк». Итогом широчайшей дискуссии стало даже исправление конституции. В 1992 году в нее добавили запись о том, что французский является государственным языком республики. Во Франции есть ограничения по звучанию песен в эфире на английском языке, показу голливудских фильмов, ну а по отношению к работникам СМИ требования стали еще жестче!
У нас же эфир и Интернет переполнены англицизмами, политики берут пример с премьера Медведева («секьюритизация кредитов») и бездумно сыплют кальками с трибун — все эти саммиты, брифинги, толерантности... А что в быту? Достаточно пройти по улицам и проспектам хотя бы центральной части Москвы, чтобы увидеть открытое неуважение и к русскому языку, и к закону, который требует его соблюдения. Наталкиваешься на вывеску «European medical center». Интересно, разрешили бы где-нибудь в Париже над аналогичным заведением поднять надпись по-русски «Российский медицинский центр»? В Польше, например, запретили использовать вывески «хот-дог», и забегаловок поубавилось — кто хочет идти под вывеску с неаппетитным переводом «горячий пёс»? Вот что такое — власть родного языка! А у нас чокнулись с заполонившим улицы бело-коричневым словосочетанием «Кофе Хаус». Чем «хаус» лучше его русского синонима «дом»? Живете и работаете в России — пожалуйста, пишите: «Дом кофе» или «Кофейня».
Любой живой язык не обходится без заимствований. Ученые подсчитали, что в немецком, например, их несколько десятков тысяч, а словарный запас английского более чем на половину состоит из заимствованных слов. В русском их значительно меньше — около 10% всего словарного сос-тава, хотя и это тоже немало. За тысячелетнюю историю наш язык вбирал в себя греческие и латинские, тюркские и польские, голландские и немецкие, французские и английские слова, обкатывал, подгонял под свои нормы и правила, делая как бы собственными. Процесс ускорился во времена преобразований Петра Великого — необходимые термины, новые понятия. Но сам Петр строго выговаривал одному из своих послов: «В реляциях твоих упот-ребляешь ты зело многие польские и другие иностранные слова и термины, за которыми самого дела выразуметь невозможно: того ради тебе впредь реляции свои к нам писать всё российским языком, не употребляя иностранных слов и терминов».
Борьба за сохранность русского языка обрела особый размах в XIX веке. «Употреблять иностранное слово, когда есть равнозначное ему русское слово, — писал В.Г. Белинский, — значит оскорблять и здравый смысл, и здравый вкус». А ведь он считался демократом-западником! Развал Советского Союза, навязанные геополитические реалии, небывалое расширение возможностей информационных технологий — всё это резко ослабило защитную роль общества по отношению к русскому языку. Речь не только о молодежи, но и значительной части зрелого населения благодаря массовому воздействию телевидения, радио, а в последнее время Интернета стала стремительно заполняться англо-американскими словами и терминами. Возникла реальная угроза для нашего языка. Перемен к лучшему пока не происходит. И основная причина в том, что исполнительные органы власти не используют в полной мере закон против его нарушителей, среди которых главными, если не сказать ведущими, «агентами влияния» остаются российские СМИ и, прежде всего, телевидение и радио. По всем каналам и радиостанциям мы слышим: «толерантность» вместо «терпимости», «волонтеры» вместо «добровольцы», «ритейл» вместо «розничной торговли», «рафтинг» вместо «сплава», «кас-тинг» вместо «отбора» и сотни других англо-американских слов. А все перерывы на встречах и конференциях называются теперь «кофе-брейк». Хотя там и чай подают, но по-русски смешно звучит: «чай-брейк». А ведь в законе прямо записано: «Государственный язык Российской Федерации подлежит обязательному использованию... в деятельности общероссийских, регио-нальных и муниципальных организаций телерадиовещания, редакций общероссийских, региональных и муниципальных периодических печатных изданий...».
Согласно Кодексу об административных правонарушениях штраф за использование в рекламе любого иностранного слова без перевода на русский язык составляет от 100 до 500 тысяч рублей. Почему же не используется главный рычаг? Да потому, что премьер-министр вместо простого слова «устройства» использует одно из самых гадких заимствованных слов — «гаджеты»!
Добавим, что сейчас, когда наш родной язык в опасности, интерес и любовь к нему вытравливаются. Очень актуальна экология слова – наука о гармоничном, бережном взаимоотношении с родным языком, на котором мыслили и писали великие Пушкин, Достоевский, Некрасов, Лермонтов. Разрушение, потеря национального языка приведет к потере наших культурных ценностей, нас, как единого русского народа…
Подготовила по материалам СМИ

Ольга КОЗЛОВА.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

65