Меню
12+

Газета «Победа»

24.09.2014 09:08 Среда
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 37 от 23.09.2014 г.

Как это было

Автор: В. ДМИТРИЕВ.

В прошлое воскресенье состоялись выборы Губернатора нашего края. Мы заранее знали, как это будет: избиратель придет на свой избирательный участок, получит бюллетень с четырьмя фамилиями, поставит напротив полюбившегося ему кандидата галочку и опустит его в урну для голосования. Всем известная процедура. И скучная, если результат легко просчитывается. Но голосование – лишь финал процесса, который называется «избирательная кампания».

Вернемся на лет 60 назад. Прос-тота модели выборов по Конституции 1936 года и увеличительное стекло истории помогут нам понять суть избирательного процесса. Мне было 5 лет, когда 14 марта 1954 года проводились выборы Верховного Совета СССР. Запомнилось ожидание покупки мандаринов и долгий выбор пирожного на большом деревянном подносе. Выбирал что покрасивее, уверенный в том, что самое красивое и будет самым вкусным. И только с годами пришло понимание, что богатые (с учетом времени) буфеты избирательных участков с их фруктами и колбасами, бутылочным пивом и крымскими винами были не более чем золотистой фольгой под расписанным в демократическом стиле фантиком. Все таинство и высшая святость выборов с их принципами «один гражданин – один бюллетень – один голос» рушились от чисто советского продолжения – «один кандидат».  Выбирать было не из кого. В каждом из бюллетеней было по одной фамилии. Для голосования «за» надо было просто опустить бюллетень в урну, что я и сделал за своих родителей. Для голосования «против» надо было зайти в кабинку и вычеркнуть фамилию единственного кандидата. Поэтому даже те, кто писал на бюллетене призывы типа «Спасибо партии родной!», старались делать это публично.
Возникает естественный воп-рос – кто же определял, чья фамилия будет вписана в такой бюллетень? Ответ будет очевиден, если учесть, что в дружном «блоке коммунистов и беспартийных» организованной стороной были только коммунисты, а такая штука, как «гражданское общество»,  просто отсутствовала. Именно вот этот подбор фамилий для бюллетеней, а не встречи с избирателями, плакаты и призывы, были настоящей предвыборной кампанией. Этим занимались партийные органы всех уровней. Бесспорно, как правило, в списки попадали достойные граждане, но это были граждане, чьи достоинства и гарантию избрания определили не избиратели, а чиновники. При таком раскладе, если в депутаты и попадал какой-нибудь «бузотер», считающий, что он лучше КПСС понимает нужды людей, то он недолго выживал на почве советской «демократии». Образно говоря, партия изготавливала продукт, а процедура голосования была лишь этапом расфасовки этого продукта.
Обычно говорят, что все демок-ратические изменения в стране начались с перестройки. При этом в слово «демократические» вкладывают разный смысл, но отсчет все ведут с середины 80-х. Однако выборы Съезда народных депутатов СССР вовсе не были «разгулом демократии». Третья часть состава съезда, 750 человек, «выбиралась» на форумах общественных организаций от КПСС до Общества друзей кино. И Общество друзей кино – это не стеб, это реальная организация, которой было позволено выбрать одного депутата. Кроме того, что такая «демократия» весьма сомнительна (почему Союзу композиторов установлена квота в 10 человек, а союзу дизайнеров только 5?), так еще и приводила к нарушению главного принципа демократических выборов «один человек – один голос». Представьте себе ситуацию. Заслуженная писательница пенсионного возраста, член КПСС, читает лекции от общества «Знание», занята в Фонде культуры, естественно, член женсовета и общества борьбы за трезвость, да еще и большая любительница кино. Отгадайте, сколько у нее было голосов на выборах 1989 года? Считаем. Голос гражданина, как и у всех. Кроме того, голос в Союзе писателей, в КПСС, в обществе «Знание», в Фонде культуры, в обществе любителей кино, а также в женсовете и у трезвенников. Ну-ка, все родившиеся в 1970-м и старше, сколько у вас лично было голосов на выборах? Так что демократические начала в нашей избирательной системе появились лишь на выборах Съезда народных депутатов России 4 марта 1990 года.
Я был участником этой кампании, и теперь, через почти 25 лет, убежденно заявляю: выборы 1990 года в наибольшей степени соответствуют принципам народовластия. Эти выборы проводились в целях создания принципиально новой России. В этом смысле их можно назвать революционными. Предвыборная кампания 1990 была начисто лишена того, что мы видели на примере выборов 1954 года. И явка (77%) соответствовала научному представлению о численности политически активной части общества.
За 10 лет власть «устаканилась», и с начала нового века начался процесс возвращения на круги своя. Вернемся в 1954 год. Суть тогдашних выборов заключалась в одной вещи — в отсутствии выбора на выборах. А что сегодня? Одна фамилия в списке не катит. Значит,                надо очистить список кандидатов от реальных конкурентов основному претенденту. Что успешно и делается, иногда доходя до абсурда. Всегда есть возможность  придраться к обязательным мелочам оформления документов в одном случае, и не заметить эти же мелочи в другом. Или установить, что сбор подписей кандидата в губернаторы производится среди «глав муниципалитетов и муниципальных депутатов». Или сделать оппозицию системно-послушной.
История выборов в современной России завершила виток спирали развития, и теперь можно судить о прогрессе только по размерам щели между витками этой спирали. В нашем случае щелку можно увидеть только на просвет.
Что ж, «Запад есть Запад, Восток есть Восток, и вместе им не сойтись». У западной модели мышления на первом месте закон, кем бы и когда бы он ни был принят. У восточной модели на первом месте стоящий у власти вождь с новыми законами.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

69