Меню
12+

Газета «Победа»

04.02.2015 09:18 Среда
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 12957 от 03.02.2015 г.

Между минувшим и настоящим

Автор: Н. БОЕВ, пгт Лучегорск.

Под занавес года Лошади в день своего рождения я попал «под копыта Коня», а вернее, под капельницу в терапевтическом отделении районной больницы. Масса заболеваний, выявленных у меня, звучали как приговор. И передо мной встал знаменитый вопрос: «Быть или не быть?». В нем я оставил только первое слово – «быть», откинув прочие варианты. И вот я, словно начиная жизнь заново, учусь ходить по Лучегорску. Но даже небольшой сугроб на пути теперь стал для меня большим препятствием. 31 декабря 2014 года я немного прогулялся. Дошел до своего крыльца. Оставалось десять метров, но ноги приросли к земле, а сердце отказывалось работать. Проходящей мимо женщине крикнул: «Родная, помоги». И она помогла, спасибо ей.
А вот память и работа мысли у меня не притупились. Правда, их я держу под жестким контролем. Когда-то очень талантливый журналист газеты  «Победа» Наташа Кузьмина писала: «Выше памяти процесса нет». Этот процесс работает в моей голове уже 75 лет. Я очень много помню, начиная с трехлетнего возраста. И читать тоже научился в три года. Наш поселок хлопкопрядильной фабрики «Красный перевал» находился на окраине города Ярославля. Мы жили в деревянном доме невероятной конструкции. В народе его называли «Ковчегом». Про меня говорили: «Этот ушлый малый с Ковчега». Я буквально изводил бабушку, требовал, чтобы она научила меня читать. И она сумела объяснить мне, как из букв образуются слоги, а из них — слова. Бабушка откуда-то взяла книгу «В мире крылатых слов». Два выражения особенно занимали меня, хотя их глубокого смысла я не понимал: «С юности готовь себя к старости» и «В одну и ту же реку нельзя войти дважды».Я не знал, откуда берутся старики, думая про себя, что никогда не буду таким, как они. С рекой тоже было всё непонятно. В жаркий летний полдень в Волгу я входил по пять раз в день.
Вторым моим подспорьем в чтении была газета «Правда», единственная, которую выписывали родители. С тех пор я сохранил уважение к газете, как к печатному органу. Для меня было очень большой трагедией, когда газетные вырезки за 30 лет без моего ведома выкинули в мусорный контейнер и даже вызвали участкового, что я мешаю делать ремонт. А сколько бесценных записок тоже было выкинуто! У меня были записи о встрече с Фиделем Кастро, Юрием Гагариным, лекции Льва Николаевича Гумилева, которые никогда и нигде не издавались. И вообще, мне часто заявляют, что я шизофреник, перевожу бумагу и ручки, пишу бесплатно в газету и работаю на дядю Сэма. Таких дураков сейчас почти не осталось. Может быть, газета «Победа» и не напечатает мои откровения, но лучше говорить правду, чем быть министром. На том и стою.
Родные сестры газетам были черные довоенные тарелки, висевшие почти в каждой квартире. Из называли газетами без бумаги и расстояния. Такая «тарелка» над моей кроватью не выключалась никогда. Говорила и пела она с шести утра до 24 часов. Спать мне она совершенно не мешала. 22 июня 1941 года я слышал выступление наркома иностранных дел В.М. Молотова. С волнением в голосе он сделал заявление о нападении Германии на Советский Союз.  
Навыки чтения и письма пригодились мне с самого начала войны. У меня установились хорошие отношения со старушкой Таловой. Она была очень мудрая женщина, но неграмотная. Бабушка Маша приносила мне письма с фронта от своего сына. Я читал их ей всегда громким голосом, а потом под диктовку писал ответные послания. С собой она приносила всегда два носовых платочка. В одном были завернуты чайные щипцы, а в другом кусочек сахара. На моих глазах она раскалывала его на четыре равные части и одну из них давала мне за работу.
Тысячи подробностей военной и послевоенной жизни надежно хранит моя голова. Вскоре после Победы бабе Маше пришло какое-то необычное письмо. Она прибежала ко мне, запыхавшись. Я взял конверт, вскрыл его и прочитал: «Ваш сын Талов Алексей Иванович пал смертью храбрых при штурме города Берлина». Сама бабушка не заплакала и не стала ломать руки. Она обняла меня, перекрестила и поцеловала. Уходила твердой, уверенной походкой: так уходят только в вечность, но это я понял уже потом. Утром ее соседка сообщила: «Маши больше нет с нами». В столярном цехе фабрики «Красный перевал» сделали гроб, выделили  двух мужчин копать могилу, дали подводу и кучера. С кучкой таких же старух я шел за гробом бабушки Таловой. И тоже бросил на крышку гроба горсть земли. Был на ее поминках, справленных только хлебом, селедкой и самогоном. Мне тоже налили рюмку. Мне тогда исполнилось восемь лет, и знакомство с самогоном стало не началом моего алкогольного пути, а причастием на верность Родине, которая для меня берет истоки с окопов на берегу Волги и могилы бабушки Таловой. На этой скромной могиле я был в последний раз в 1998 году. Сидел на лавочке и думал о нелегкой судьбе России, миллионов простых людей. Просил прощение за ошибки, которые совершил                                                   в жизни.
А вот к старости, как учил Гераклит, с юности я себя не подготовил, и расплата пришла. Конечно, Шамбалу – ось Земли – заставить вращаться в обратную сторону люди еще не могут. Зато мою внутреннюю Шамбалу, которая есть в организме каждого человека, постараюсь повернуть вспять хотя бы на несколько лет. Старость подкралась ко мне неслышно, как рысь подкрадывается к своей добыче на лапах с мягкими подушечками. Вырваться из ее цепких лап – моя сверхзадача. Сам себе я сдаю экзамен на звание человека. Выходя из дома, дал слово: по-пластунски, но до почты доползу. Главным препятствием стал переход через трассу, не посыпанную отсевом. Качаясь, как маятник Фуко, обливаясь потом в сильный мороз, я преодолел его. Ну вот и почта. Лицо оператора Марии Анатольевны Ворониной буквально сияет от счастья. А улыбка женщины напоминает букет алых роз. Я поздравляю ее с наступающим Новым годом и подаю заказной конверт. «Так не делают, — говорит она. – Вы заполнили конверт заказного письма красными чернилами. Но не расстраивайтесь, я вам помогу». Она подписывает другой конверт своей рукой и перекладывает туда содержимое. «Пусть ваша рука будет легкой», — отвечаю я. Счастья у Марии много. Сыну Анвару исполнилось два года, и он успешно пошел в детский сад, а его замечательная мама вышла на работу. Мария Анатольевна считает, что главное в жизни – это когда ты нужен людям.
Еще меня поздравила с наступающим Новым годом заместитель начальника первого отделения связи Ольга Ивановна Скоробогатова. Она очень хорошо отозвалась о том периоде моей деятельности, когда я работал директором Губеровской средней школы № 1 ДВЖД. Также добрые слова сказала в адрес руководителей прежних лет Владимира Михайловича Кошевого (пусть земля ему будет пухом) и Ивана Павловича Четверика. Есть добрые люди в Лучегорске, значит, жизнь продолжается. До дома дошел без приключений и уже в родных стенах вспомнил слова самого молодого профессора философии в Советском Союзе Игоря Семеновича Кона, с которыми он обращался к нам, студентам истфака ЛГУ: «В жизни нет широкой столбовой дороги. И лишь только тот достигнет ее сияющих вершин, кто, не страшась усталости, карабкается  по ее каменистым тропам». Желаю молодому поколению, чтобы в 2015 году сияющие вершины жизни каждому стали еще ближе.
С уважением и любовью

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

43