Меню
12+

Газета «Победа»

04.03.2015 09:54 Среда
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 12961 от 03.03.2015 г.

Война и мир дяди Вани

Автор: Р. ГУСЕВ, житель пгт Лучегорск.

Имею ли я право писать о Великой Отечественной войне? Большинство фронтовиков ушло из жизни и уже не могут рассказать, как это было. И мы, дети тех лет, слышавшие из первых уст воспоминания о войне, потихоньку покидаем этот мир. Молчит и многомиллионная армия героев, павших на боях сражения. Поэтому я обязан передать свои знания о тех четырех годах лихолетья, почерпнутые из рассказов моего дяди Ивана Васильевича Гусева.

Действительную службу дядя Ваня отслужил в пехоте и собирался демобилизоваться, но вторжение врага разрушило все планы. Воинская часть, в которой он служил, вступила в бой уже в первые дни Великой Отечественной. С боями воинская часть, неся большие потери, сдавала позиции. Во время одной из схваток рядовой Гусев получил ранение, на ноге оторвало палец. В медсанбате ему обработали рану, перевязали, дали справку о ранении, и он пошел в свою часть, опираясь на палку. По дороге ему предложили подбросить до места наз-начения на грузовике, в котором под охраной особого отдела ехали другие военные. По пути были задержаны еще несколько человек в форме.
Заехали в деревню. Задержанных пос-троили. Проверили документы. Тех, кто не мог пояснить, куда и зачем шел, пос-тавили к забору. Им зачитали приговор и сказали, что домой будут отправлены извещения о том, что их расстреляли как трусов, покинувших поле боя. Приговоренные к расстрелу просились в штрафбат, но им отказались поверить, сказав, что в любой момент они могут перейти на сторону врага, и расстреляли. А дядю Ваню посадили в машину, шедшую в его воинскую часть. Там он рассказал о случившемся своим сослуживцам. И тогда все решили, что лучше погибнуть в бою, чем быть расстрелянными с клеймом труса. Больше всего подействовало, что позор ляжет на родных и близких.  
С тяжелыми боями, неся большие потери, наши войска отступали к Ленинграду. Немцы окружили себя живым щитом из стариков, женщин, детей и продвигались вперед. Советские воины, подпустив врага как можно ближе, вступали с ним в рукопашный бой. Ярость, злость, ненависть придавали силы нашим бойцам, не оставляя места для трусости и пощады. Зимой полуголодные, полуобмороженные защитники Родины держали оборону под Ленинградом. Дядя Ваня вспоминал, как на нейтральной полосе снарядом разор-вало лошадь, и наши бойцы с наступлением темноты отправились туда собирать куски мяса.
Летом 1942 года воинская часть окопалась на краю болота, а напротив были высоты, которые выгодно занимали немцы. Немецкие снайперы постоянно выкашивали ряды наших солдат. В окопах приходилось месить грязь, еду бойцы получали в каски, нужду справить негде было. В общем, отстаивать рубежи приходилось в кошмарных условиях. Настроение было удручающее. Но это только усиливало стремление выбить немцев с высоты.
Через болото пролегала слань – дорога уложена бревнами шириной около четырех метров. Вот по ней и пошли в наступление. Когда солдаты выбежали на открытую местность, заработали пулеметы, но остановить наступление уже было нельзя. Дорога в болотах стонала, кричала, но ползла на высоты. Пулеметные разрывы, очереди, крики «ура» — всё это слилось в сплошное «а-а-а». Бойцы бежали вперед, наступая на тела своих товарищей. Дядя Ваня не был первым. Он не помнил, как прошел по слани, вступил  в бой в первой линии обороны. Выбив немцев, он ворвался во вторую линию обороны, где вскоре потерял сознание, получив ранение в голову.
Очнулся в палате, отмытый от грязи, переодетый в чистое бельё. Голова с глазом были перебинтованы. Палата располагалась в большом зале, заполненном ранеными. Кормили всех поровну – лишь бы не дать умереть с голоду. Как-то раз объявили «праздник живота»: достали одну морковку, при всех разделили ее по кусочку размером с фасолину. Дядя Ваня рассасывал ее во рту и не заметил, как проглотил.
Зимой раненых по Ладоге вывезли из Ленинграда. На новом месте Иван Василь-                                                                                           евич быстро пошел на поправку. При прохождении комиссии ему сказали: «Один глаз ослеп, другой видит на 60%. Мы могли бы тебя демобилизовать, но в армии нет обстрелянных солдат, одна молодежь. Кто-то должен показать пример, как вести бой, идти в атаку».
Запомнился один из последних боев, когда надо было штурмовать высоту. Первую линию обороны заняли быстро. Но дальше встретили сплошной ураганный огонь. Немецкие миномёты били прямо по окопам, буквально смешивая их с землей. Это была настоящая западня для наших солдат. Для взятия высоты нужно было подавить доты, но миномёты любое движение накрывали огнём. Когда расстояние оказалось совсем небольшим, дядю Ваню подбросило, и он потерял сознание. Кто-то подавил доты, уничтожил миномёты, кто-то вынес с поля боя дядю Ваню. В себя он пришел на большом столе. Его хлопали по щекам, дали кружку со спиртом: «На, пей да побыстрей. Вон сколько ждут операцию». Стол стоял в конюшне, и весь конный двор был заполнен ранеными. У дяди Вани, кроме контузии, нога была раздроблена. Нужно было отпилить кость. Взяли ножовку по дереву и начали. Потом прозвучало: «Что ты возишься, ломай побыстрее, а то не успеем оперировать остальных». Сломали кость, перевязали и отправили в госпиталь…
Есть такой кинофильм «Батальоны просят огня». Там был отвлекающий бой. Вот в такой бой и попал пехотинец дядя Ваня. После войны он жил в Улан-Удэ. Здесь его нашел орден Красной Звезды. Были у него и другие награды, но эту он никогда не снимал с костюма. Считал, если снимет орден, то погибшие в этом бою товарищи обидятся на него. Он говорил: «Ношу за всех погибших в этом бою, ведь они этого не могут».
Дома, когда выпивали, первый пост всегда звучал за Сталина, затем за тех, кто погиб. Потом дядя запевал: «Выпьем за тех, кто командовал ротами, кто замерзал на снегу, кто в Ленинград пробирался болотами, горло ломая врагу». И кулаком убирал навернувшуюся слезу. Молча наливал стопку водки, ни с кем не чокаясь, выпивал и долго сидел молча, пропуская через сердце всех погибших, кто воевал рядом с ним.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

129