Меню
12+

Газета «Победа»

13.05.2015 09:57 Среда
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 12971 от 12.05.2015 г.

Поклон Солдату

Отдавая дань уважения ветеранам Великой Отечественной войны, я хочу вспомнить о своих родственниках, которые сражались на фронтах, защищая и освобождая свою землю, и в том числе Европу.

Мой отец Алексей Трофимович Мащенко 1918 г.р. был призван в ряды Красной Армии в 1938 году. Проходил службу в артполку под г. Тбилиси. В начале 1940-х их спешно погрузили на военные транспорты и перевезли в Одессу, а потом маршем направились они к границе с Румынией. В результате переговоров правительств СССР и Румынии в конце июня 1940 г. была возвращена Советскому Союзу территория Молдавии и Северной Буковины, незаконно захваченная царской Румынией после Октябрьской революции.
Отец вспоминал, как бедно жило население: не в каждой хате был даже дымоход, так как за него надо было платить налог, поэтому топили «по-чёрному». Наши войска размещались в основном в палаточных городках. Весной 1941 г. началось «странное перевооружение» — пушки старого образца были вывезены, новых поступило единицы и те с неполным боекомплектом. Осенью 1941 г. отец должен был демобилизоваться, но 22 июня 1941 г. началась война. Румынские войска особой активности не показали, поэтому наши командиры решились на контратаку и перешли через реку Прут, углубившись на территорию Румынии на 20-25 км. Связи со штабом Отдельной приморской армии не было, почти закончился боезапас не только к пушкам, но и к стрелковому оружию, питались в основном бахчой и фруктами. После нескольких дней получили приказ отступать (на лошадях приехали связные из штаба армии). Отступали с боем, дальше была оборона Одессы, эвакуация в Новороссийск, вывод в тыл на переформирование, пополнение и бои на Юго-Восточном фронте (после он был переименован в Сталинградский фронт). По рассказам отца, бои были очень жестокие, потери даже у артиллеристов были большие. После очередного переформирования и пополнения полк был переброшен на харьковское направление. Частые переброски были связаны с тем, что их дивизия была в подчинении главного резерва Верховного командования.
И вот так всю войну отец прошел до Берлина. 2 мая наши войска завладели столицей фашистской Германии. Полк, в котором служил отец, снова был направлен в сторону Чехословакии, так как там была сосредоточена сильная группировка немцев. Упорные бои завязались в предгорьях Рудных Гор. Тылы не успевали за наступающими войсками. Полк остался без боезапаса, а самое главное, тягачи, автомашины остались без горючего. Съехав с трассы, полк ожидал подвоза горючки и боезапаса. И вот здесь, как вспоминал отец, произошел такой случай. «Сидим расчетами возле своих пушек, а по трассе движется колонна студебекеров (автомашины США по лендлизу). Кузова автомашин затянуты брезентом, в каждой машине солдат с карабином. Вдруг один усатый солдат стучит прикладом по кабине, требуя остановиться. Машина прижимает к обочине, из кабины выскакивает водитель и с мать-перемать орет на соп-ровождающего солдата-усача. А тот слезает с кузова, и тут я узнаю в нем своего тестя – Дмит-рия Никифоровича Яременко. Подбежал, обнялись, а водитель орет: «Дед, поехали, отстанем от колонны!».
Товарищи отца подбежали с фляжкой и хлебом с консервами, выпили по 100 граммов и на этом расстались. Отец знал из писем мамы, что в октябре 1943 г. моего деда Дмитрия Никифоровича после освобождения Сумской области (Украина) призвали в армию – было ему в то время 48 лет. Службу проходил в автобате, сопровождал грузы на передовую. Вот такая была встреча зятя и тестя. Дед по моей просьбе тоже рассказывал, что он видел в Европе: ухоженные населенные пункты, отличные дороги с посадками и концлагеря для уничтожения неарийцев.
Дед был мобилизован в июле 1945 года, а отцу пришлось служить еще целый год, потому что он родился в 1918-м, и их год не подлежал демобилизации. Служил на территории Германии, а в январе 1946 г. их дивизия была передислоцирована в Грузию, и только в мае он был демобилизован.
К слову, многим моим родственникам пришлось воевать. Старший брат отца Лаврентий был участником финской вой-ны. Служил он на Балтийском флоте, и в критический момент войны матросов отправили на фронт. Лаврентий был трюмным машинистом на крейсере «Комсомолец». В начале Великой Отечественной флот решили из Прибалтики перегнать к Ленинграду. При переходе немцы старались уничтожить корабли. Крейсер «Комсомолец» был потоплен, и до 1956 г. Лаврентий Трофимович считался без вести пропавшим. И только в 1956 году, после поднятия крейсера, бабушке пришло письмо из МО СССР, что ее сын выполнил свой воинский долг до конца. Его истлевший прах в задраенном трюме идентифицировали по солдатскому медальону. Второй брат Павло Трофимович погиб при форсировании реки Днепр – тоже до сих пор числится без вести пропавшим…
И вот так из большой семьи бабушки Анны Свиридовны и деда Трофима Даниловича остались в живых только мой отец и тетя Марфа. Кстати, и ее муж Виктор Степанович в 1943 г. был призван в армию и направлен в Забайкалье. Освобождал Маньчжурию, после капитуляции Японии продолжал службу в                                                                           г. Харбин до демобилизации. И по линии моей мамы Веры Дмитриевны Яременко участниками войны, помимо ее отца, были сыновья. Старший брат Григорий был призван в ряды Красной Армии в 1940 г. и проходил службу в минометном полку в Ленинградской области, где и встретил 22 июня 1941 г. Во время блокады Ленинграда их полк оборонял Пулковские высоты, а после прорыва блокады освобождал Прибалтику и г. Кенигсберг. Двоюродный брат мамы – Пётр Михайлович Сиренько обучался в Военно-морском училище г. Одессы. В связи с началом военных действий их курс досрочно был выпущен – обороняли Одессу, потом перебросили под Сталинград. Из их выпуска в живых остались двое, которых после разгрома немцев под Сталинградом отправили на Северный флот, где они продолжали воевать командирами торпедных катеров. После окончания войны Пётр Михайлович поступил в Ленинградское военно-морское училище и закончил его с отличием. У него был выбор, но он выбрал Тихоокеанский флот. Жил и служил во Владивостоке, а после выхода в отставку уехал на Украину в                                                           г. Киев, где и похоронен.
Муж маминой сестры Маруси Патиота – Николай Иванович до начала войны служил в Крыму, потом оборонял перевалы главного Кавказского хребта, войну закончил в Венгрии.
Я сейчас очень жалею, что не вел записей воспоминаний своих родственников, да и вообще, про войну они не очень-то любили вспоминать, а мы, наверное, были не совсем настойчивы… Да и награды свои они надели только в 1965 году, когда СССР широко отмечал 20 лет Победы над фашистской Германией.
Р.S. Мой сын Алексей был призван в ряды Советской Армии в 1990 г. и направлен из Приморья в г. Ташкент. В 1991 г. его перевели в г. Тбилиси. После демобилизации заехал к своему деду Алексею Мащенко на Украину. В разговоре выяснилось, что, оказывается, внук служил на той же базе, где закончил свою армейскую службу его дед Алексей. Вот такой виток истории…  А говорят, что снаряд не попадает дважды в одну и ту же воронку!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

113