Меню
12+

Газета «Победа»

13.01.2016 10:21 Среда
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 13006 от 12.01.2016 г.

Так мы тогда жили!

Автор: Подготовил Виктор КАСКЕВИЧ.

Участник Великой Отечественной войны, Почетный гражданин Пожарского муниципального района Иван Павлович Четверик прожил долгую и богатую событиями жизнь. Его по праву можно назвать живой страницей истории Пожарского района. Предлагаем читателям воспоминания ветерана.

Детство нашего славного земляка прошло в селе Большой Силан, откуда он ушел на фронт и вернулся после Победы над фашистской Германией. Несмотря на тяжелые ранения, Иван Павлович сразу же приступил к мирной работе. В качестве комсомольского секретаря он принимал участие в спасении колхозного скота от бескормицы. Об этом рассказывается в главе книги писателя-фронтовика «Повесть фронтовика Ивана Четвертака», из которой предлагаем короткую выдержку.
…Трое суток бушевала метель, снегу навалило взрослому человеку по пояс. В колхозе «22 Января» ревел голодный скот, кормить его было нечем. Как только распогодилось, заведующий МТФ Трофим Исаченко с помощью доярок снял с крыши животноводческой фермы последние два соломенных снопа. Из них сделали сечку, посыпали ее солью и по горсти дали каждой скотине. Накануне непогоды на заседании правления колхоза решили выгнать скотину пастись на хвощи, но помешал обильный снегопад.
- Девчата, — обратился к дояркам Трофим Артемович, — надо идти к комсомольцам, ихний секретарь Иван Четвертак (такой псевдоним взял себе Четверик) парень башковитый, что-нибудь придумает. Иначе скот погибнет! — смахнул слезу заведующий.
В избу к Четверикам доярки вошли без стука и сразу с порога все рассказали Ивану.
- Чем же я могу помочь, — спросил комсомольский вожак, — сено где-нибудь есть?
- Говорят, на Ипполитовке сохранились остатки от солдатских стогов, — наперебой высказали женщины, — а все сено еще осенью вывезли в военную часть.
- Там в конце января я видел два хороших зарода сена, — вспомнил Иван, — их военные оставили у излучины речки Силан, значить выход есть!
- Идите домой, ужинайте, — сказал Четвертак дояркам, — а потом приходите в избу-читальню, я там соберу комсомольцев, и что-нибудь придумаем!
Иван отправил своего заместителя Владимира Борисовича собирать молодежь, а членам комитета комсомола приказал идти к председателю колхоза за разрешением взять лошадей. Сам же пошел в бондарню, где размещался взвод связистов. По телефону попросил у командира части разрешения на вывоз сена, и чтобы в подтверждение того была отправлена телеграмма в колхоз.
Когда Четвертак зашел в правление колхоза, там комсомольцы уговаривали председателя Хоменко дать коней для перевозки сена. Еще существовал приказ Буденного о сохранности лошадей для армии, и за его невыполнение следовало строгое наказание. Это и удерживало голову колхоза, так как он боялся, что по глубокому снегу комсомольцы загубят животных. Дело дошло чуть ли не до драки, но молодежь все-таки своего добилась! Однако председатель позвонил в район начальнику милиции и сообщил о «хулиганских действиях» комсомольцев. Районный страж порядка обещал приехать и разобраться.
А комсомольцы вместе с солдатами взвода связи и добровольными помощниками на двенадцати конных упряжках всю ночь вывозили сено. Работу закончили с восходом солнца. Вскоре в село приехал «бобик» с начальником милиции и секретарем райкома комсомола. Начались разборки, в ходе которых все выяснилось, и сельскому комитету комсомола вместо наказания была вручена Почетная грамота от РК ВЛКСМ… Шел второй послевоенный год…
А спустя десять лет Ивану Павловичу Четверику — «тридцатитысячнику», самому пришлось руководить колхозом «Труженик» в селе Игнатьевка. После окончания партшколы в Хабаровске его от МТС назначили уполномоченным по этому хозяйству, вскоре колхозники выбрали его своим «головой». Вот как ветеран рассказывает о тогдашней колхозной жизни.
- Пашни в хозяйстве было 160 гектаров, потом мелиоративная станция подняла нам еще 200 гектаров бросовой, заросшей кустарником и бурьяном земли. На тракторе «НАТИ» Андрей Любый корчевал, а два мощных С-80 пахали. Вывернул огромные комья, корни — после за два года мы их так и не разработали. Из живности в колхозе имелось 4 вола, 12 лошадей и 16 коров. Животноводство никакой пользы хозяйству не приносило — наша коза давала больше молока, чем колхозные коровы. Были они старые, но выбраковывать их без решения бюро райкома партии мы не могли. Выйти из положения помог случай. Встретились мы как-то с Михайленко — директором приемного пункта от Иманского мясокомбината.
- Иван, — начал он разговор, — тебе нужен скот по счету, а мне по весу. Давай обменяем коров на молодняк!
Таким путем, в обход райкома партии, за 6 коров колхоз получил 9 телок и еще деньги для оплаты трудодней колхозников. С этого поголовья и началось расти нормальное дойное стадо в хозяйстве.
Сеяли и выращивали в колхозе все, вплоть до овощей. Но полеводство тоже копейки в колхозную казну не приносило — урожай оставался в поле неубранным. Колхозники в основном жили от торговли продуктами на железнодорожной станции «Ласточка» и на общественную работу ходили не очень охотно. Можно было наблюдать такую картину, когда шефы копают колхозную картошку, а колхозники пьют самогон, ходят по улице и поют песни. Почему-то они хотели, чтобы за них работал кто-то другой и кормил не только государство, но и их самих. Вот такая была колхозная психология в те времена! Не хотели члены артели трудиться! Приведу пример, когда во время войны меня поселили в венгерскую семью Иштвана изучать мадьярский язык. В хозяйстве у него было 300 гектаров земли, а разной живности больше, чем в колхозе «22 Января». И со всем этим справлялись четыре человека — он, жена, дочь и мать! А в нашем колхозе насчитывалось около 100 человек, но работать было некому! Поэтому колхоз и был самый слабый и отсталый в районе, каждый год получал от государства ссуду, которую потом списывали. Вместе с председателями колхозов Емельяновки и Федоровки — Иконниковым и Филиппенко, тоже «тридцатитысячниками», мы проанализировали колхозную экономику и пришли к выводу, что колхозная форма труда себя не оправдывает. Вскоре колхозы в районе ликвидировали и образовали из них совхозы. Но я уже тогда перешел работать в школу села Силан…
…Это одна маленькая часть истории Пожарского муниципального района. Его прошлое богато героическими и трудовыми событиями, творцами и свидетелями которых были такие люди, как Иван Павлович Четверик!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

108