Меню
12+

Газета «Победа»

23.01.2013 15:02 Среда
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Живи и помни

Трудно писать о Великой Отечественной войне, ибо она проходит через сердце каждого, кто считает своим Отечеством Россию. В дни суровых испытаний, выпавших на долю народа, дети рано взрослеют. Лично для меня 1941-1945 годы – это кусок черного хлеба, посыпанный крупной солью, стакан кипятка и котлета из картофельных очистков, жаренная на парафине. А еще это щель в огороде у нашего дома, который в народе называли «Ковчег».

Когда черные тарелки говорили: «Внимание! Внимание! Воздух! Воздух!», я бежал и прыгал на дно щели. А в небе нагло летали самолеты с черными крестами и бомбили наш поселок на окраине Ярославля. Порой казалось, что бомба летит прямо на тебя и жить осталось доли секунды! Помню, сбитый неподалеку фашистский самолет увезли в центр Ярославля и положили прямо напротив театра им. Ф.Г. Волкова. Наша группа детского сада «Огонёк» усиленно репетировала песню «Священная война». Потом фабричная полуторка увезла нас к театру. И мы выступили, стоя на уцелевшем крыле сбитого над нашим поселком вражеского самолета.
Война для меня – это черная тарелка репродуктора, висящая на стене, которая заговорила глухим голосом Иосифа Виссарионовича Сталина. Воздадим должное тому времени: имя первого руководителя государства в 1941 году стояло рядом со словом «Родина». И сразу после того, как И.В. Сталин закончил свою речь, ударили колокола на сохранившейся церкви Михаила Архангела. И в этом колокольном звоне отчетливо слышались ноты: мы победим.
Прав Н.В. Гоголь: «Нет силы, которая бы пересилила русскую силу». Но самое сильное впечатление, которое перевернуло всю мою душу, — это встреча с блокадниками Ленинграда, вывезенными по «дороге жизни». Наш детский сад «Огонёк» стал временным домом для них. В январские дни 2013 года этому событию исполняется 69 лет. Эти годы не стряхнешь как пыль с плеч. Они навсегда в моей памяти. На маленьких ленинградцев было страшно смотреть – кости, обтянутые кожей. Среди них была девочка Надя Лапина. Она была так истощена, что я видел, как бьется ее сердце. Тогда впервые у меня, шестилетнего мальчика, сжались кулачки от ненависти к врагу.
Еще не переступая порога школы, я знал, что буду учиться только в Ленинграде и блокадная тема красной линией пройдет через всю мою жизнь. Я успешно выдержал конкурсные экзамены на исторический факультет Ленинградского университета. После оглашения приказа о зачислении я пошел на Дворцовый мост и долго стоял на той его части, которая по ночам разводится и поднимается вверх. Внизу текли величественные воды Невы. Слева была стрелка Васильевского острова, которая теперь изображена на купюре достоинством в 50 рублей. Справа – Зимний Дворец. А на душе пустота, как после очень большой оконченной работы. Потом пересек Дворцовую площадь, арку Главного штаба и направился на телеграф. Домой отправил одно слово: «Зачислен». Пятилетний период жизни в Ленинграде начал с посещения Пискаревского кладбища, под гранитными плитами которого лежат сотни тысяч блокадников. Моя первая курсовая работа называлась «Дети блокадного Ленинграда». Скажу без ложной скромности – при ее защите все девушки нашей группы плакали. Моими проводниками в деле изучения и сбора материалов о блокаде были профессор Владимир Васильевич Мавродин и доктор исторических наук Лев Николаевич Гумилев.
Благодаря авторитету учителей мне были доступны для изучения многие закрытые для других материалы о Ленинградской блокаде. Сегодня среди жителей города лишь единицы знают, что сразу после снятия блокады был создан Музей обороны Ленинграда. Ветераны-блокадники называли его «музеем правды». Но он был скоро закрыт. Почему? Правда – это очень тяжелый груз как на плечах отдельного человека, так и государства. Мне было разрешено работать в фондах этого музея, которые тогда находились на хранении в историческом архиве Ленинграда. Один из его разделов был посвящен Дмитрию Михайловичу Карбышеву, инженеру, доктору военных наук, генералу, самому крупному специалисту в СССР по военным укреплениям. Его смерть – тоже подвиг. Он попал в плен к немцам. Они шли на любые его условия, если он перейдет на их сторону, но патриот сказал твердое: «Нет».
В концлагере Маутхаузен его вывели в мороз совершенно раздетого и обливали водой до тех пор, пока генерал не превратился в глыбу льда. Д.М. Карбышев с точностью до недели предсказал начало Великой Оте- чественной войны и даже блокаду Ленинграда. Он всегда смотрел правде в лицо и знал с математической точностью степень готовности к войне Германии и СССР. Он предлагал немедленно 90% продовольственных запасов, которые хранились на Бадаевских складах, развезти по другим местам и даже указал их на карте Ленинграда. Эта мера позволила бы избежать страшного голода и спасла бы жизни миллионам людей. Но перед войной довлела формула Сталина «Будем бить врага на его территории и побеждать малой кровью». И первый секретарь Ленинградского обкома партии А.А. Жданов, свояк Сталина, не осмелился нарушить установку родственника и тем самым обрек миллионы ленинградцев на голод.
Бадаевские склады, главный продовольственный амбар Ленинграда, значились на картах люфтваффе главной мишенью для бомбардировок. Гитлер говорил: «Мы возьмем Ленинград, потому что с нами наш верный союзник – костлявая рука голода». В фондах этого музея я видел осьмушку блокадного хлеба – «125 блокадных грамм с огнем и кровью пополам». Но там же я видел и меню из спецстоловой Стольного, в которой питался Андрей Жданов. В нем значилось: красная и паюсная икра, заливной говяжий язык, поросенок с хреном и армянский коньяк. Кому нужна ТАКАЯ правда?!
Оборона Ленинграда — одна из самых героических страниц нашей истории. Сам город построен на болотистой равнине. И вокруг одни болота и огромное, как море, Ладожское озеро. Но перед самым Ленинградом в виде гранитных грядок лежат Пулковские высоты, возвышающиеся на 91 метр. Главный собор города – Исаакиевский имеет точно такую же высоту. Пулковские высоты нельзя было отдавать врагу ни при каких условиях. Такой вопрос даже никогда не стоял. Ведь это ключ к Ленинграду. Их защищал и наш земляк Соза Семенович Дункай, в те годы студент исторического факультета института народов Севера в Ленинграде. В боях ему оторвало часть ноги, но, истекая кровью, он держал оборону. Потерял сознание, очнулся в госпитале на Васильевском острове на Менделеевской линии в здании нашего исторического факультета. Когда я учился, на стене нашей аудитории хорошо была видна надпись: «Я знаю, клятвы повторять непросто. Но если в Ленинград ворвется враг, мы разорвем последнюю из простынь. Лишь на бинты, но не на белый флаг». Эти слова принадлежат Анне Ахматовой.
Созу Семеновича тоже вывезли по «дороге жизни». С ним я познакомился в 1975 году в селе Красный Яр. Его с полным правом можно было назвать совестью Пожарского района. Он долгое время работал директором интерната народов Севера и преподавал историю. Я был только на одном из уроков, но запомнил его на всю жизнь. Перед детьми стоял солдат 1941 года, рассказывающий о блокадном Ленинграде. Соза Семенович закончил урок и встал по стойке смирно. Без всякой команды встали и все дети. Это была минута молчания по далекому от дальневосточного села городу.
Саму «дорогу жизни», которая была проложена в конце ноября 1941 года по льду Ладожского озера, я прошел зимой на лыжах вместе с моими университетскими товарищами. У меня был третий разряд по лыжам, и длинные дистанции проблемой никогда не были. Экипировку, лучшую в мире, нам дал институт Арктики и Антарктиды, и рассчитана она была на мороз в семьдесят градусов. А летом мы тот же путь преодолели на лодках. Каждому из нас еще было далеко до тридцати лет. Сойдя на берег, мы нарисовали и повесили большой плакат: «Дорога жизни – это наша дорога!».
А еще хранится память о непокорном Ораниенбаумском пятачке, расположенном на самом берегу Балтийского моря на уже блокированной врагом территории. Его защитники в любой мороз и ветер шли на врага в одних тельняшках. Почти всегда все атакующие погибали. Если бы всех погибших за эти 900 дней положить рядами на земле Ораниенбаумского пятачка, то получилась бы высота в пять слоев. Этот стенд в «музее правды» простоял всего несколько дней. О некоторых неудобных фактах стараются поскорее забыть. Но, я считаю, мы должны помнить и знать об этом.
«Музей правды» — это минное поле памяти для наших недругов. Сейчас она хранится в запасниках и подвалах, а также в наших сердцах. И мы, люди старшего возраста, несем эту правду подрастающему поколению. Чтобы иметь полное представление о блокаде Ленинграда, надо очень многое знать. Ее золотой нитью, конечно, была «дорога жизни». Такой дороги больше нигде не было и нет. В войну ее обслуживали наши знаменитые полуторки. Трассу постоянно бомбили, и шоферы ехали с открытыми кабинами в любой мороз и ветер. Мои друзья — «подводные археологи» говорили мне, что на дне Ладоги есть целое кладбище полуторок. В некоторых кабинах даже остались человеческие скелеты, крепко держащие в своих руках руль.
В фондах Музея обороны Ленинграда я нашел описание заключительного акта прорыва блокады. Там отмечалось, что такого напряжения не было даже в битве за Берлин. По Московскому проспекту хлынула страшная в своем последнем ударе лавина танков. Они спускались с Пулковских высот. Одновременно с этих каменных гряд били две с половиной тысячи орудий. От берегов Ораниенбаумского пятачка вели беспощадный огонь по врагу наши тяжелые крейсеры, а в небе было тесно от «сталинских соколов». Враг не отступал — он бежал от стен великого города. Вечером 27 января 1944 года над Ленинградом прогремел салют в честь снятия блокады. Город салютовал победителям всю ночь.
Я очень полюбил Ленинград. На Невском проспекте я был свой человек, со мной здоровались даже все дворники. Невский — это лицо северной столицы, как Арбат — лицо Москвы. Мне часто задают вопрос, почему я не съезжу туда снова. Скажу откровенно: «Стыжусь своей экономической несостоятельности». А вот моя внучка Полина обязательно поедет туда и положит от меня букет роз на Пискаревском кладбище. Верю, что так оно и будет.

Н. БОЕВ, житель пгт Лучегорск.

51-popup-low.jpg(64,2 КБ)

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

10